35-я гвардейская стрелковая Лозовская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизия.

Будьте достойны их

Смирнова Г. И.Дивизия, в которой я служила в годы Великой Отечественной, прошла огромный путь. Она билась в Сталинграде, не допуская врага к великой русской реке. В ней были сыны и дочери разных национальностей. В дивизии отважно сражался сын председателя Компартии Испании Долорес Ибаррури — Рубен Руис Ибаррури, гвардии капитан, командир пулеметной роты. Вражеская пуля сразила его у стен Сталинграда.

Продвигаясь с боями на запад, мы подошли осенью 1943-го к родному брату Волги — полноводному Днепру. Командир 35-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии гвардии генерал-майор И. Я. Кулагин перед нашим сотым гвардейским полком, в котором я была связисткой, поставил задачу: произвести разведку и развивать наступление на с. Войсковое. Разведчики во главе с Алешей Петруковичем (он кавалер четырех орденов Славы) в ночь с 24 на 25 сентября переправились через Днепр. А спустя сутки, переправу осуществил весь сотый полк во главе со своим командиром гвардии майором И. М. Полищуком и замполитом майором М. Л. Величаем.

В одну из лодок села и я. Переправились благополучно, заняли траншеи вдоль Днепра. Это было ночью. А днем начались ожесточенные бои. Немцы старались во что бы то ни стало сбросить нас в Днепр. Но мы держались. С левого берега нам помогала дивизионная и корпусная артиллерия. Настроение у всех было   боевое.    Его    поддерживал командир своим личным примером. К 28 числу вся дивизия переправилась на правый берег. У самого Днепра был расположен КП.

В этот день шли жестокие бои. Во второй половине дня вижу, бежит на КП адъютант командира Коля Королев и плачет. Мы поняли: убит Полищук. Бойцы следом несли его тело на плащ-палатке. Я наклонилась, вытерла кровь с лица, из правого кармана гимнастерки достала его фотографию. Как жаль, что она не сохранилась до сегодняшних дней! Полком он командовал немного, но всем запомнился своей храбростью, мужеством и отвагой.

Когда освободили две первые улочки Войскового, в ближайшем дворе в погребе расположили узел связи и штаб полка. Вроде все шло нормально. Но 30 сентября, озверевшие фашисты открыли минометный огонь. В это время замполит М. Л. Величай, видимо, бежавший с донесением на узел связи, разрывом снаряда был тяжело ранен. Ему оторвало правую ногу. Но он еще дополз до погреба и свалился в него. Я перевернула своего замполита. В руке зажат листок, облитый кровью, пульс остановился. Кажется, не было места на его теле, куда бы не впились осколки. После артобстрела наши бойцы узнали о гибели своего любимого комиссара и ожесточились. Они стали ещё отважнее, на каждом шагу мстили за своих любимых командиров.

Комиссару не было тогда и 36 лет. В это страшное время мы никогда не слышали от Михаила Лукича   грубости,   повышенного тона. Он был   поистине   душой нашего полка. Но смерть вырвала его из наших рядов. Тело М. Величая, как и майора   Полищука, мы переправили на левый берег. Похоронили их в братской могиле в Синельниково. Указом Верховного Совета СССР от 22 февраля 1944 года им обоим посмертно  присвоено звание   Героя   Советского Союза. Одна из   улиц Синельниково носит имя М. Величая. В ночь на 30 сентября на  правый берег   в   район   Войскового стала переправляться   57-я   гвардейская стрелковая   дивизия под командованием     генерал-майора Карнова. С нами   рядом  дрались 25-я и 47-я стрелковые   дивизии. 2 октября начальник штаба полка капитан Васькин подсчитал количество оставшихся   бойцов.   Их было около двадцати. Он пришел на узел связи доложить обстановку. Я находилась за домом. В яме было много раненых. Я помогала, перевязывать и отправлять   их к Днепру.

Снова очередная атака. Немцы при помощи артиллерии, самолетов, танков пытаются сбросить нас в Днепр. Раздался гул. Подняла голову, а в небе — туча самолетов. Я побежала в свой погреб на узел связи. В это время прыгнул в погреб ст. инструктор политотдела дивизии А. М. Фридланд и крикнул:

- Эта бомба летит прямо на нас.          

Разорвалась она, и нас завалило землей. Но я успела передать о случившемся. Задыхаясь от недостатка воздуха, мы думали о том, что сейчас делается наверху. Саперы под командованием лейтенанта   Юрия    Русинова откапывали нас под страшным минометным огнем.

И вот исполнилось тридцать лет со дня освобождения основной части Днепропетровщины от немецко-фашистских захватчиков. Солонянский райком партии, райисполком пригласили в гости своих освободителей. Приехала семья майора Величая — жена Нина Павловна и сын Владимир Михайлович. Через 30 лет мы снова увидели образ замполита Величая: сын очень похож на отца. И сейчас ему столько, сколько было его отцу в год героической смерти.

На встрече ветеранов дивизии были наш связной — чех Одегнал Ярослав Людвигович и парторг полка, ныне фотокорреспондент газеты «Правда» А. В. Пахомов.

В Днепропетровске живет много ветеранов нашей дивизий: Сорокин, Глоба, Карасев, Мишура. В Соленом — фельдшер сотого полка А. Е. Толмачев, в Запорожье — старшая медсестра М. Я. Шатрова, которая в балке Войскового организовала хирургическое отделение и под обстрелом оперировала раненых.

Хочется мне в эти дни обратиться к нашей молодежи: — Будьте достойными своих отцов, братьев, дедов — всех, кому не посчастливилось дожить до светлых дней Победы. Мы обязаны им своей жизнью.

Г. СМИРНОВА. Работница цеха 7.

Газета Знамя Труда г. Днепропетровска 26.10.1973